Учимся управлять гневом с создателем ННО Маршаллом Розенбергом

Blog image

Как перестать реагировать на все подряд и вредить самому себе? Маршалл Розенберг, создатель метода Ненасильственного общения, и сам из тех, кто легко теряет спокойствие. Но он научился не выплескивать раздражение на других и обучил своему методу множество людей во всем мире.

В своей книге «Ненасильственное общение в повседневной жизни» среди прочего он рассказывает и о том, как научиться управлять гневом. Отрывок из книги читайте прямо сейчас.

Первый шаг к управлению гневом заключается в том, чтобы понять: стимул, или триггер, для гнева не является его причиной. Иными словами, нас раздражает не то, что делают люди; что-то внутри нас реагирует раздражением на их действия. И это «что-то» и есть истинная причина гнева.

Хотя мысль кажется незамысловатой — не путать триггер, или возбудитель гнева, с его причиной — усвоить ее не так-то просто. И непросто это потому, что большинство из нас воспитывалось людьми, для которых главной мотивацией было действие на чувство вины. Если вы хотите использовать чувство вины для манипуляции человеком, вам сначала нужно запутать его настолько, чтобы он начал верить, будто триггер эмоций и их причина — одно и то же. Иными словами, если вы хотите надавить на кого-то при помощи чувства вины, вы будете общаться с ним так, будто ваша боль является прямым следствием действий этого человека. Это означало бы, что такие действия становятся не просто «спусковым крючком» для ваших эмоций, но и их причиной.

Отличие триггера от причины

Как-то мне пришлось работать в коррекционной школе для несовершеннолетних правонарушителей, и там я получил очень ценный урок, ярко продемонстрировавший мне, что триггер никогда не бывает причиной гнева. Между триггером и гневом обязательно будет некий мыслительный процесс, провоцирующий на соответствующую эмоциональную реакцию.

Так совпало, что я два раза подряд, с разницей в один день, попал в почти одинаковые ситуации. А вот эмоциональная реакция на первый опыт и на второй, которые внешне казались идентичными, оказалась очень разной. Сам опыт заключался в том, что мне два раза подряд расквасили нос. Оба раза мне приходилось разнимать дерущихся учеников, и в обеих драках мне попали локтем по носу.

В первый день я был в ярости. Во второй день, хотя нос и так уже болел, и физически мне пришлось гораздо хуже, я совсем не рассердился. Почему же так получилось, что на одну и ту же ситуацию в первый день я отреагировал гневом, а во второй нет?

Во-первых, в первый день, если бы сразу после полученного удара вы меня спросили, почему я рассердился, то, скорее всего, я бы не смог сразу ответить. Вероятно, ответ был бы такой: «Ну как же, этот ребенок только что ударил меня локтем в нос!». Но ведь причина была не в этом. Когда я успокоился и начал вспоминать все, что предшествовало драке, я вспомнил, что про себя осуждал того подростка, чей локоть в результате разбил мне нос. Я про себя заранее решил, что этот мальчишка — маменькин сынок, избалованный донельзя. Поэтому, как только я получил удар в нос, я страшно рассердился. По крайней мере, казалось, что все произошло именно так: удар, и сразу затем вспышка гнева. На самом деле между ударом и эмоциональной реакцией в моей голове успела мелькнуть мысль о том, какой это неприятный избалованный ребенок. Промелькнула она так быстро, что я ее не заметил, но именно эта мысль — «паршивец избалованный!» — меня и рассердила.

Во второй день, когда мне снова пришлось разнимать драку, у меня уже были совсем другие представления об этом ребенке: не избалованный маменькин сынок, а жалкий и в чем-то смешной мальчишка. Поэтому, когда на следующий день мне снова разбили нос, несмотря на ту же, даже худшую физическую боль, я не почувствовал злости, потому что после удара мелькнула совсем другая мысль: о ребенке, которому гораздо больше нужна помощь, чем осуждение вроде «избалованный маменькин сынок».

Поскольку подобные мысли проносятся в голове слишком быстро, чтобы обратить на себя внимание, мы действительно часто принимаем триггерную ситуацию за причину гнева.

Из книги Маршалла Розенберга «Ненасильственное общение в повседневной жизни».

Похожие статьи